Торпедные катера

Ночь 18 августа 1919 года в Кронштадте была темной и, как все ночи того года, тревожной. Шла гражданская война. Американские и английские империалисты стремились задушить молодую советскую республику.

Летом 1919 года свыше ста кораблей британского флота принимали участие в борьбе на Балтике. В Ревеле, Гельсингфорсе, Бьорке (ныне Таллинн, Хельсинки, Приморск) стояли эскадры кораблей Англии. Финны всячески скрывали от советских властей эти силы интервентов.

Ночь с 17 на 18 августа была темной и беззвездной. На Кронштадтском Малом рейде медленно колыхались силуэты военных кораблей. Дежурным по рейду кораблем был эсминец «Гавриил», с экипажем крепким и стойким, из матросов-большевиков, многократно уже бивших врага на Финском заливе.

В 3 часа 45 минут в городе началась воздушная тревога. Вражеские самолеты появились над Кронштадтом. Они с необычной дерзостью летали над городом и портом, сбрасывая бомбы и обстреливая землю из пулеметов. Машины снижались чуть ли не до уровня воды. Воздух заполнился грохотом и ревом многочисленных моторов. Внимание гарнизона, понятно, было приковано к зениту и воздушной опасности.

Однако вахтенные на «Гаврииле» помнили, что моряк не имеет права даже при самой прямой угрозе с одной стороны горизонта забывать о других направлениях. Следя за самолетами, они не отрывали взоров и от темной поверхности моря. И вот в 3 часа 47 минут небо, над стоявшим прямо против ворот Средней гавани кораблем, всё расчертилось никогда до этого невиданными огненными следами трассирующих пуль, а пять минут спустя, в 4.02, слева по носу, со стороны Ораниенбаума были замечены два быстро несущихся к гавани белых буруна.

Зазвучали ревуны боевой тревоги. Считанные секунды спустя грянул залп. Первый же выстрел попал в цель: один из бурунов исчез.

Ровно через одну минуту второй снаряд ударил во второй бурун. Донесся взрыв. Но в то же время стал виден и третий движущийся с громадной скоростью по воде катер: теперь уж легко можно было понять, что это за буруны.

Выстрел… Снаряд взрывается под кормой маленького пирата… Он круто разворачивает… Еще залп… Вспышка бледного бензинового пламени… Катер горит.

В эту минуту торпеда, выпущенная одним из разбойников по «Гавриилу», минует эсминец и ударяется с чудовищным грохотом в каменную стенку гавани. Во мраке четвертый катер проскользнул в гавань. Торпедирован старый корабль «Память Азова», превращенный в базу подводных лодок… Хищник спешит к выходу из порта, но сверхметкий огонь «Гавриила» пускает и его на дно.

Слышен еще взрыв: вражеская торпеда сделала пробоину в борту старого линкора «Андрей Первозванный». Затем всё смолкает. Где-то далеко во мраке замирает рокот нескольких моторов: то остальные катера, потрясенные быстрой расправой с первой четверкой, спешат, не выполнив задания, раствориться в ночи.

Шлюпки «Гавриила» и других судов подбирают барахтающихся в темной воде противников. Слышна английская речь. Пленных врагов свозят на берег, подвергают допросу.

Да, так и есть: английское командование направило восемь катеров на Кронштадт. Перед ними были поставлены точные задачи: действуя наверняка, уничтожить флагмана Балтийского флота — линейный корабль «Петропавловск», взорвать крейсер «Рюрик», сухой док и другие военные объекты. Командиры англичан не сомневались в успехе: внимание большевистских моряков будет отвлечено воздушным налетом: воспрепятствовать катерам никто не сможет. Катера — совсем еще новое и страшное оружие морской войны.

Надежды врага не оправдались. Катера действительно оказались сильным оружием. Но правильно организованная служба, наблюдение, воинская бдительность, решимость, быстрота и энергия наших моряков сломили порыв врага. Попытка одним ударом вывести из строя и флот и его базу рухнула. Из посланных в поход катеров вернулась домой только половина. «Флот его величества» раз и навсегда отказался от продолжения подобных попыток.

Таков образец тактики торпедных катеров, а вместе с тем— пример правильно проведенной борьбы с ними. Надо помнить, что в практике русского флота этот налет был вообще первым случаем столкновения с новым оружием. Англичане намеревались в Кронштадте повторить успешный опыт итальянцев на Адриатике.

За год с лишним до кронштадтских событий, 5 июня 1918 года, австрийская эскадра вышла в Адриатическое море. Наступила ночь. Она была туманной и мглистой.

Среди ночи дымовые султаны над австрийскими линкорами были замечены итальянскими торпедными катерами, крейсировавшими в море. Приглушив моторы, на малом ходу, крошечные суденышки проскользнули между миноносцами охранения: никто их не заметил. Тогда один из них, развив полный двадцатиузловой ход, ринулся к линкору «Сцент Истван», а другой — к линкору «Тегетгоф».

Оба пустили торпеды, развернулись и скрылись в предрассветном тумане. «Тегетгоф» избежал попадания. «Сцент Истван» же окутался водяным столбом. Торпеда сделала свое дело: громадина, пытаясь бороться со смертью, продержалась наплаву еще около двух часов и затем, перевернувшись через левый борт, затонула.

Это был первый боевой эпизод, когда крошечный катер, вооруженный торпедой, доказал, что он может погубить могучий линейный корабль. Откуда же появился на свет этот свирепый малыш?

Еще в 1914 году флагманский минер Голенищев-Кутузов подал проект срочного вооружения русского флота торпедными катерами, но его докладные записки и чертежи почему-то исчезли в недрах канцелярий.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты