Стальные касатки — Эсминцы

Вытянутый и заостренный, как кинжал, снабженный короткими и широкими, закинутыми назад трубами, морской бегун-эсминец чаще всего мелькает в дни войны на пенных просторах моря.

Эскадренные миноносцы — быстроходные носители торпед и пушек. Их цель — сопровождать и охранять в открытом океане свою эскадру и нападать на вражескую. При благоприятном случае эти стальные касатки флота способны напасть и на колоссального кита, на линейный корабль или авианосец и, прикрываясь темнотой, туманом или дымом, растерзать уже изувеченное пушками чудовище.

Эсминец — корабль «на все руки». Кроме мощного торпедного удара по врагу он с успехом может отражать и атаки неприятельских эсминцев, самолетов, подводных лодок и торпедных катеров.

Говоря о миноносце, приходится заговорить о мине. Мысль о создании самодвижущейся мины зародилась еще в начале прошлого столетия. Но прошло очень много времени, прежде чем успехи техники дали возможность осуществить такой подводный снаряд. Восемь десятков лет назад сигарообразная торпеда, выброшенная через особый аппарат пороховым зарядом и содержавшая 35 килограммов взрывчатого вещества, уже могла пройти четыреста метров со скоростью 18 узлов.

Это было только начало. Но едва родившаяся на свет торпеда тотчас же потребовала создания для нее специального корабля — ее носителя.

Первые торпеды сильно отставали по дальности действия от современного им артиллерийского снаряда. Чтобы применить их в бою, необходимо было незаметно подкрасться вплотную к противнику. Лучше всего осуществить это могло небольшое, быстрое на ходу, маневренное суденышко.

С. О. Макаров, первый во всем мире, предложил применить для этой цели паровые катера. Их, по его мысли, следовало перевозить к месту атаки на больших морских пароходах. Так в России появился корабль нового класса, который изменил ход всех последующих военных действий на море.

Первые минные катера по своим размерам напоминали наши нынешние торпедные катера: их вес не превышал 20 тонн, скорость хода была не выше, чем у самих торпед. Их поднимали, подобно шлюпкам, на крупные корабли и спускали на воду неподалеку от эскадры противника. От корабля отделялся катер, от катера — торпеда.

Во время русско-турецкой войны, в ночь на 14 января 1879 года, тот же С. О. Макаров впервые применил в бою новое морское оружие. Он решил произвести дерзкую атаку турецкой эскадры, стоявшей на Батумском рейде.

Спущенные с «Константина» паровые катера «Чесма» и «Синоп» прошли несколько миль и приблизились к турецким кораблям. Ночь была лунная; но катерам удалось незамеченными подойти на сотню метров к стоявшему под парами большому двухмачтовому пароходу «Интибах» и выпустить торпеды. Два сильных взрыва подняли пенистые столбы воды у борта жертвы; послышался треск и крики людей. А еще через пять минут «Интибах» исчез под водой почти со всей командой.

Между тем катера, опасаясь артиллерийского шквала с кораблей врага, спешили к своей «матке». В 3 часа ночи они были уже подняты на борт, и «Константин» полным ходом ушел в море.

Успешные действия таких минных катеров продолжались не очень долго. Во всех флотах сразу же улучшили охранную службу; усовершенствовали легкую артиллерию, увеличив скорострельность пушек. Стало трудно подойти к неприятельскому судну на близкое расстояние, еще труднее — безнаказанно скрыться после атаки. Теперь минные катера годились больше для береговой обороны: они как бы дополняли собою линии заграждения в проливах и на подходе к портам.

Инженеры торопились с таким решением задачи, которое позволило бы применить торпеду в открытом море, а для этого потребовался корабль нового типа.

Мореходный миноносец родился на свет в 1877 году, и опять-таки на русском флоте. Это был «Взрыв», спущенный на воду в Петербурге, — первый в мире корабль, вооруженный подводным торпедным аппаратом. «Взрыв» развивал скорость только в 12 узлов.

Вслед за ним был построен «Батум» — миноносец водоизмещением в 48 тонн, вооруженный двумя носовыми торпедными аппаратами и двумя маленькими пушками на палубе. Паровая машина мощностью в 500 лошадиных сил сообщала «Батуму» скорость хода до 15 узлов. В отличие от минных катеров, первые миноносцы уже не боялись выходить в бурное море и прорезать своими форштевнями высокие волны. Они были уже снабжены и необходимыми навигационными приборами для плавания в открытом море.

В 80-х годах прошлого века ни одна морская держава не могла соперничать с Россией по мощи миноносного флота. Успешные испытания русских миноносцев вызывали тревогу среди иностранцев. Английские газеты писали: «Не приходится сомневаться в том, что замечательные показатели этого судна— миноносца «Батум» — после перехода его вокруг всей Южной Европы в Черное море — явились побудительной причиной для нашего правительства, как и для многих других, приступить, наконец, к систематической постройке миноносцев первого класса».

Именно тогда на Балтийском заводе на Неве построили русские инженеры и первый в мире двухвинтовый миноносец «Котлин», который отличался от ранее построенных: удивительной поворотливостью, маневренностью.

Этот, только что родившийся миноносец начал немедленно и быстро расти. К началу нашего века его водоизмещение достигло 250 тонн, а скорость — 25 узлов. Сильно увеличились также боевой заряд, скорость и дальность действия торпеды.

Теперь миноносец стал грозной силой. Для борьбы с ним пришлось снова и слова увеличивать скорострельность пушек малого и среднего калибров на крупных боевых кораблях. Но самым надежным средством оказалась всё же постройка специальных «противоминоносных» судов. Обладая большей, чем у миноносцев, скоростью и более сильной артиллерией, они должны были настигать их и уничтожать на море. Так появился новый тип корабля — «контр-миноносец» — судно, напоминающее те же миноносцы, но несколько более крупное, вооруженное, помимо торпедных аппаратов, и достаточно сильной артиллерией.

Контр-миноносцы оказались судами сильными; но малые размеры всё же ограничивали их мощь. Инженеры не могли снабжать их крупными котлами и машинами: скорость их была меньше желаемой. Только ко дням русско-японской войны были созданы действительно крупные контр-миноносцы, способные и атаковать врага торпедами, и охотиться за своими слабейшими собратьями. Их размеры и мореходные качества позволили им сопровождать в дальних походах в открытое море эскадры своих кораблей. Они получили поэтому название «эскадренных миноносцев».

В Цусимском бою русский эскадренный миноносец «Громкий» провел победоносный бой с тремя японскими судами того же класса, подбил одно из них и отогнал два других. После прибытия подкрепления японцы больше двух часов атаковали измученный корабль. Когда весь боезапас его был расстрелян, экипаж «Громкого» открыв кингстоны, пошел на дно с развевающимся на мачте военно-морским флагом. Так был им повторен бессмертный подвиг «Стерегущего».

Постепенно строительство малых, «не-эскадренных» миноносцев прекратилось. В открытом море их заменили «эсминцы», у берегов — подводные лодки. Но сейчас же были запроектированы «истребители», способные бороться уже не с 250-тонными «миноносцами» (так звали эти суда в начале века), а с самыми эсминцами.

Задача была трудной. Ее позволил разрешить перед войной 1914—1918 годов новый двигатель — турбина. Она дала возможность резко увеличить мощность корабля. Пришлось одновременно увеличить длину вновь сооружаемых «сверх-миноносцев» до 100 метров, придав им 30-узловую скорость.

Славным первенцем этого типа кораблей был корабль русского Балтийского флота — «Новик»; в течение долгого времени он считался сильнейшим и быстроходнейшим торпедным кораблем всего мира. Спущен на воду на Путиловской верфи он в 1911 году.

«Новик» имел водоизмещение 1280 тонн, скорость хода 37,3 узла и артиллерийское вооружение из четырех 105-миллиметровых орудий.

Четыре двухтрубных торпедных аппарата дополняли его наступательную мощь. Именно на русских эскадренных миноносцах этого типа впервые были применены многотрубные торпедные аппараты с оптическими прицелами и центральной наводкой.

Благодаря этому нововведению стало возможно постоянно держать торпедные аппараты наведенными на противника, повысить меткость торпедной стрельбы.

На палубе «Новика» впервые в мире были уложены рельсовые пути, позволяющие принимать на корабль несколько десятков мин.

Первая в мире постановка мин с таких кораблей была удачно осуществлена в 1915 году у самого неприятельского побережья.

Ценные боевые качества «Новика» были блестяще продемонстрированы на деле. 17 августа 1915 года в решительной схватке с двумя большими германскими эсминцами — «99» и «100», из которых каждый имел водоизмещение 1313 тонн, «Новик» загнал первого своей мощной артиллерией на минное поле, где тот и погиб, и нанес тяжелые повреждения второму. Уцелевший враг еще успел скрыться, и то лишь благодаря туману.

В свое время много надежд возлагалось на самостоятельные действия целых соединений эсминцев во время «эскадренного боя», то есть при нападениях на главные силы врага. Такие массовые атаки разыгрались в грандиозном Ютландском бою 1916 года; во вторую мировую войну их уже не наблюдалось; число линкоров оказалось слишком малым у всех стран; эскадренные генеральные столкновения между целыми флотами вообще не происходили. К тому же, раньше такая тактика эсминцев была возможной лишь потому, что линейные корабли тогда ходили медленнее, а дистанция боя была значительно короче.

Ныне в открытом море соперником эсминца по разведке и торпедометанию стал самолет, у берега же и эсминец и подводную лодку начал заменять торпедный катер.

Эскадренный миноносец не может успешно охотиться за этой юркой и быстроходной моторной лодкой в стесненных прибрежных водах. И вот теперь для подавления торпедных катеров в прибрежной войне приходится строить артиллерийские моторные «контр-катера» — «истребители».

Но, с другой стороны, торпедный катер, несмотря на всю свою способность к внезапной атаке, имеет очень мало шансов на успех в бою против эскадренного миноносца в открытом море (даже когда последний связан охраной каравана); тут нападающий может быть потоплен одним снарядом.

Усиление артиллерийского вооружения постепенно превратило эскадренные миноносцы из носителей торпед в корабли универсального назначения. Стали они выполнять и крейсерскую службу в качестве легких артиллерийских кораблей. Уже в войну 1914—1918 годов большие миноносцы широко использовались для охраны прибрежных вод от действий подводных лодок и сопровождения караванов в Атлантическом океане и Средиземном море. А в наши дни эскадренные миноносцы участвуют еще в десантных операциях и в поддержке действий сухопутных сил артиллерийским огнем с моря.

При сопровождении боевых эскадр на них ложатся также совершенно новые обязанности по воздушной обороне: ведь почти вся артиллерия их «универсальна», — может стрелять и по надводным и по зенитным целям. Эскадренные миноносцы в нужный момент и ставят дымовые завесы, для прикрытия маневров главных сил, и отражают торпедные атаки неприятельских миноносцев. При повреждении большого корабля они немедленно подходят для оказания помощи, буксировки и принятия личного состава с тонущего гиганта.

Во время довольно постыдной гибели нового английского линейного корабля «Принц Уэльский» и линейного крейсера «Отпор» 10 декабря 1941 года в Южно-Китайском море сопровождавшие их эскадренные миноносцы не смогли, правда, отразить воздушные атаки японских самолетов, взлетевших с береговых аэродромов, но всё же успели принять с обоих кораблей до двух тысяч человек команды. Постыдность же гибели этих кораблей заключается главным образом в том, что во время четырех налетов японской торпедоносной и бомбардировочной авиации англичан охватила паника, и они почти не боролись за живучесть своих кораблей. При погружении в воду английского авианосца «Королевский ковчег», утопленного германской подводной лодкой вблизи Гибралтара, подоспевший эсминец снял с накренившегося плавучего аэродрома весь экипаж в количестве 1500 человек.

После Великой Отечественной войны эсминец, конечно, не застыл в своем развитии. Начав свой путь с контр-миноносца в 180 тонн, он превратился теперь в корабль водоизмещением в 3 ООО тонн и продолжает расти в размерах.

При совместных операциях с крейсерами, авианосцами и линейными кораблями, сведенными в эскадру, эсминец должен обладать исключительной быстроходностью и маневренностью. Для того, чтобы выполнять задачи охранения главных сил своего флота и нападать на боевые корабли противника, скорость его хода должна превосходить скорость даже наиболее быстроходных крупных кораблей.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты