Секстант

В наше время определение широты (а чаще всего и долготы) производится, как говорят, астрономическим способом. Что это за способ?

В любой момент небесные светила (солнце и звезды) из каждой точки земли видны в точно определенном месте небесного свода. Солнце, которое сегодня стоит на экваторе, в полдень как раз — в зените, у нас в Ленинграде в это же время видно низко над горизонтом. В нашем городе солнце в этот миг можно видеть на его меридиане, а где-нибудь в Горьком или в Новосибирске оно наблюдается в момент ленинградского полдня уже гораздо ближе к западной части горизонта.

Значит, определив как можно точнее, где сейчас стоит светило на небе, и так же точно выяснив, который теперь час, нетрудно затем, взяв в руки особые таблицы, составленные для надобностей мореплавания, найти по этим данным сразу и широту и долготу места. Необходимо, конечно, иметь в виду, что понятие «который час» должно при этом устанавливаться не по местным часам и не по положению солнца на местном небе, а по времени того пункта земли, для которого составлены таблицы.

Для установления того, на какой высоте над горизонтом видно светило (солнце или звезда), служит особый астрономический инструмент — секстант. Это оптическая труба, прикрепленная к бронзовому «сектору», составляющему примерно 1/6 часть полного круга (отсюда и название «секстант», от латинского слова «секс» — «шесть»).

На бронзовой дуге, ограничивающей сектор, нанесены деления, части градусов и градусы; она носит название «лимб». В центре круга прилажены два зеркала, отражающие один из двух наблюдаемых предметов (например, звезду или солнце). На другой предмет (скажем, на линию морского горизонта) направлена ось трубы.

Не будем здесь подробно говорить о секстанте. Скажем просто, что произведенные с его помощью наблюдения, сделанные с учетом показаний хронометра, дают достаточно точное место корабля на волнах моря. Эти данные уже не зависят ни от ветра, ни от течений. Они не принимают в расчет состояние моря. Они прямо показывают нам, над каким местом дна и на каком расстоянии от нанесенных на карту берегов находитесь вы.

Беда одна: чтобы «определяться» секстантом, нужно небо. А небо не всегда видно с корабля, и хуже всего видно оно как раз тогда, когда знать свое место всего важнее, — в бурю, в туман, при тучах… Значит, с одним секстантом, без компаса и лага, далеко не уедешь!

Физический прибор — компас, несложный механизм — лаг, астрономический инструмент — секстант — вот три главных простых путеводителя корабля. Придирчиво допрашивая их, сопоставляя между собою их показания, штурман может найти свое место в огромном шатком мире волн.

Очень часто, однако, он присоединяет к ним еще вспомогательное орудие — лот, который указывает ему глубину моря под килем, предостерегает от мелей, рифов и близких берегов.

До начала нашего века мореплавание знало только один образец лота — груз, опускаемый до дна на веревке, служащей измерителем глубины.

Теперь применяются и другие, очень хитро и сложно устроенные приборы, эхолоты, в которых звук, «пущенный» с корабля, дойдя до дна моря, отражается от него и, воспринятый на судне другой частью того же аппарата, говорит, какова глубина под килем. Она вычисляется на том же основании, на котором мы, сосчитав секунды, прошедшие между блеснувшей молнией и раскатом грома, рассчитываем, далеко ли от нас гроза.

Эхолотом можно узнавать глубину хоть пять раз в минуту. Вы можете заставить его записывать все его показания автоматически на бумагу в течение суток пути. Пересекая океан, вы будете всякий раз привозить с собой точнейший рельеф его дна по линии вашего пути, а так как сотни судов бороздят море по всевозможным направлениям, — по их записям легко будет составить с какой угодно точностью рельефную карту морского дна.

Нанося последовательно на бумагу один промер за другим, соединяя одинаковые цифры глубин тонкими линиями — «изобатами», океанограф может с полной точностью нарисовать «портрет» океанского дна, как бы фотографируя то, чего никто никогда не видел и, по крайней мере при настоящем состоянии науки, не способен увидеть глазами.

А раз так, — ваш эхолот становится уже как бы подводным глазом, которым вы «видите» все придонные хребты и долины, возвышенности и низменности. И теперь уже, сличая его показания с картой, вы можете по ним сказать примерно, где вы находитесь, даже не смотря на звезды; так летчик на самолете в ясную погоду, летя над землей, не очень-то нуждается в светилах небесных, пока видит под собой поверхность суши. Кто знает? Может быть, на наших еще глазах эхолот примет на себя на корабле работу и компасов, и секстанта, и лага? Тогда-то, собственно говоря, впервые в мире человек начнет плавать по морю, пользуясь настоящими морскими картами.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты