ПОБЕДЫ АДМИРАЛА УШАКОВА

Турция никак не хотела примириться с потерей Крыма. Обеспокоенная усилением русского флота на Черном море и побуждаемая Англией, она начала в 1787 году новую войну против России.

Одно за другим проигрывали турки сражения с русским флотом: под Очаковом, у острова Фидониси, в Керченском проливе. Бои у Фидониси и в Керченском проливе были морскими, и победы одержаны русским флотоводцем Ф. Ф. Ушаковым.

В августе 1790 года русская армия наступала на Дунай. Чтобы подорвать ее снабжение и преградить русской флотилии доступ в гирло Дуная, у селения Тендра крейсировала сильная турецкая эскадра. Она состояла из 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 мелких судов.

Русский Черноморский флот стоял в это время на якоре в Севастопольской бухте. Адмирал Ушаков получил приказ приступить к боевым действиям. Следовало отогнать турецкий флот от берегов Бессарабии.

Эскадра Ушакова вышла в море и направилась на запад. 28 августа турецкий флот был обнаружен. Чтобы не потерять выгодный момент, Ушаков не стал перестраивать свою эскадру в боевой порядок, в одну линию, а внезапно и стремительно напал на противника тремя колоннами походного строя.

Среди команд турецких кораблей поднялась паника. Турки в суматохе рубили якорные канаты, ставили паруса, стремясь отступить к Дунаю.

Приказав поднять все паруса, адмирал Ушаков решил отрезать задние турецкие корабли и тем самым заставить турецкого командующего — капудан-пашу — повернуть на сближение и принять бой. Так и произошло.

Ушаков дал флажный сигнал: «Сосредоточить атаку на передовых неприятельских судах». Русская эскадра пошла на сближение с турецким флотом. Когда расстояние сократилось до картечного выстрела, перепуганные турки сделали попытку уклониться от боя. Но линия их была уже расстроена. Турецкие корабли покатились под ветер с намерением бросить отставших.

Ушаков повел свой флот в погоню. Русская эскадра стала поражать убегавшего противника с обоих бортов. И только наступившая темнота спасла в этот день турецкие корабли. Ушаков приказал эскадре встать на якорь.

С рассветом он увидел, что суда противника разбросаны по всему горизонту. Всех ближе стоял на якоре корабль адмирала Сеид-Бея и сильно потрепанный боем 66-пушечный корабль «Мелеки-Бахри». Оба линейных корабля пытались уйти к берегу. Ушаков приказал нескольким своим кораблям атаковать, а сам во главе эскадры бросился вдогонку за уходившим турецким флотом.

Первым погиб адмиральский корабль «Капудание». К нему приблизился фрегат «Св. Андрей» и еще два быстроходных корабля. Бой происходил на полном ходу при свежем ветре. Три часа работали русские пушки. У турецкого корабля были сбиты реи и мачты. Начался пожар. Конец «Капудание» пришел с кормы. Туда попал с «Св. Андрея» зажигательный снаряд — брандскугель. Объятый пламенем «Капудание» вскоре взлетел на воздух.

При виде гибели адмиральского корабля сложил оружие и «Мелеки Бахри».

Меж тем погоня за турецким флотом продолжалась. Свежий ветер уносил неприятеля в открытое море. Поэтому Ушакову удалось дополнительно захватить лишь три галеры. Впрочем, турки потеряли еще один 74-пушечный линейный корабль. Он был сильно изуродован 28 августа и поэтому плохо держался на волне. Во время шторма у Варны он затонул со всем экипажем.

Турки потеряли в бою у Тендры свыше двух тысяч человек, тогда как русская эскадра — всего двадцать человек убитыми и двадцать пять ранеными. Победа очистила Черное море от турецкого флота, заграждавшего вход в гирло Дуная.

В следующем году новую блистательную победу адмирал Ушаков одержал у мыса Калиакрия. Здесь 16 русских линейных кораблей и 2 фрегата неожиданно напали на огромный турецкий флот в составе 18 линейных кораблей и 17 фрегатов. Ушаков писал об этом замечательном бое: «Наш же флот всею линиею передовыми и задними кораблями совсем его окружил, и производил с такою отличной живостью огонь, что, повредя много в мачтах, стеньгах, реях и парусах, не считая великого множества пробоин в корпусах, принудил укрываться многие корабли один за другова, и флот неприятельский при начале ночной темноты был совершенно уже разбит до крайности, бежал, от стесняющих его беспрестанно, стесненной кучею под ветер, оборотясь к нам кормами, а наш флот, сомкнув дистанцию, гнал и беспрерывным огнем бил его носовыми пушками, а которым способно и всеми лагами. Особо ж разбиты и повреждены более всех пашинские корабли».

Русские потеряли только 17 убитыми и 28 ранеными.

В отличие от западноевропейских адмиралов, слепо подчинявшихся навсегда заведенным «правилам» и «законам» морского боя, русский флотоводец создал особую тактику, которую и применял сообразно условиям сражения. Ушаков далеко опередил английских морских ученых-тактиков, которые на Западе считались непогрешимыми авторитетами.

Чаще Ушаков наносил удар сначала по головным кораблям, а затем по флагманским; стремился расстроить и ошеломить противника и добивался успеха. Ушаков не заботился о сохранении линейного строя, а старался сделать так, чтобы обрушить все свои силы в решающем направлении, и бил врага по частям.

Всеми своими победами Ушаков был обязан также и прекрасной выучке и стойкости личного состава флота — офицерам и матросам, которых он воспитывал с безграничной любовью к своей Родине.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты