ПОБЕДИТЕЛИ ЛЕДЯНЫХ ПУСТЫНЬ

Мысль о постройке судов, которые могли бы плавать во льдах, естественно возникла впервые в нашей северной стране. Морской промысел был главным занятием новгородцев, селившихся, начиная с X века, по берегам Белого моря. Плавая в приполярных водах, отважные поморы, выходцы из Новгорода, постоянно вели борьбу со льдами. Со временем они научились строить прочные деревянные суда, которые выдерживали штормы, сжатия и удары плавучих льдин.

В постоянных дальних походах по арктическим морям — на Новую Землю, на Шпицберген, — в устье Оби и Енисея у русских мореходов тех времен появился новый опыт особого в тамошних условиях управления судами; зародились основы ледовой тактики — искусства кораблевождения во льдах.

Идя под парусами, поморы с разгона пробивались через молодой лед, разрушая его прочным наклонным штевнем носовой части судна.

Если лед не поддавался, мореходы перегружали груз из трюма на палубу, сознательно уменьшая остойчивость судна. Для этой цели груз иногда даже подвешивали на мачты в корзинах. Затем команда перебегала с борта на борт, создавая искусственную качку. Корабль, обламывая корпусом лед, медленно продвигался вперед. Этот способ впоследствии был положен русскими изобретателями в основу важного механизма нынешних ледоколов — креновых цистерн.

С незапамятных времен на многих русских северных реках применяли «ледокольные лодки», а позже — «ледокольные сани». Люди, которых называли «ледоколами», выходили на лед и прорубали в нем пешнями борозду. Затем артель поморов доставляла туда плавающие «сани» — тяжело груженный деревянный ящик с изогнутым дном. Когда такое сооружение вытаскивали на лед до середины, своей тяжестью оно продавливало лед толщиной до 30 сантиметров. Так получался канал для прохода судов.

Именно этот способ продавливания льда применили через столетия русские творцы современной морской техники, создавая наши нынешние ледоколы.

Сооружая могучий российский флот, Петр I заботился и о том, чтобы военные корабли могли преодолевать ледяные поля. Русские «корабельных дел мастера» строили по его указаниям фрегаты с особой формой корпуса, которые и выполняли роль ледоколов. Овальные очертания судна с суживающимися бортами помогают бороться с боковым давлением льда; прочный дубовый форштевень хорошо служил при лобовом ударе.

Петровские моряки, случалось, тонкий лед ломали и ударами сверху вниз. Они сбрасывали на канате чугунную пушку с бушприта; применялись в борьбе со льдом даже орудийные выстрелы. Таким образом, нынешние подрывники — крушители полярных льдов — действуют по способу, изобретенному русскими моряками еще при зарождении нашего военного флота.

Искусство плавать во льдах помогло Петру I одержать одну из его морских побед — взять Выборг в 1710 году.

Русский транспортный флот под охраной военных кораблей сумел пробиться через лед толщиною до одной трети метра, тогда как флот шведов, направлявшийся на помощь осажденной крепости, был задержан льдами и бесполезно простоял в Финском заливе до конца операции.

Ценный вклад в создавшуюся в России науку ледоколостроения сделал гениальный М. В. Ломоносов. В своем докладе «О приуготовлении к мореплаванию Сибирским океаном» он указал на главные качества судов ледяного плавания, которые и в наше время являются первостепенными для них: маневренность — поворотливость при правильном соотношении длины и ширины корпуса, — его яйцевидная форма и прочный ледовой пояс.

Кроме того, Ломоносов указывал, что успешное плавание среди льдов невозможно без изучения самого морского льда, ледового режима северных морей.

Шли годы, и всё больше совершенствовалась техника борьбы со льдом. В петербургской газете «Сын отечества», в связи с успешным испытанием первого русского парохода «Елизавета», еще в 1815 году впервые была высказана мысль о возможности бороться со льдами силою пара. Но эта смелая новаторская мысль осуществилась лишь спустя два десятилетия.

В 1836 году, то есть задолго до постройки первых американских ледоколов, в Петербурге появилось специальное «Общество для заведения двойных паромных пароходов с ледокольнопильным механизмом и без оного». Изобретателем этих пароходов был инженер Александр Шильдер — строитель первого русского металлического подводного корабля.

Применение пароходов не уничтожило трудностей ледового плавания, пока единственными движителями судов оставались гребные колеса. Зато изобретательская мысль вышла на широкий простор; одно за другим предлагались всё новые приспособления, предназначенные для борьбы со льдами; одни изобретатели в носовой части корабля устанавливали циркульные пилы, действующие от паровой машины с помощью ременной передачи. Это были первые «ледорезы»; другие укрепляли в носу прочный деревянный таран и им дробили лед.

Пытались применять судно с ломающими ледяной покров широкими зубчатыми барабанами, расположенными с обеих сторон форштевня. Был построен и очень сложный «дробящий ледокольный снаряд»; в носовой части корпуса судна устроили камеру, похожую на рыбью пасть. Нижняя часть этого приспособления являлась самым настоящим плугом; она взламывала лед снизу. Ледяные глыбы попадали внутрь камеры, дробились там на куски, и затем по трубам лед выбрасывался наружу.

Все эти и многие другие изобретения были интересными выдумками, но практического применения не нашли. Однако время шло, и именно в нашей стране было найдено, наконец, удачное решение задачи. Новое изобретение опиралось на многовековой опыт русских северных судостроителей. Был создан «ледодав».

В 1864 году кронштадтский судовладелец Бритнев своеобразно переделал носовую часть небольшого парохода «Пилот». Он устроил наклонный форштевень и придал носу форму лыжи. Таким образом, когда «Пилот» попадал во льды, эта «лыжа» помогала ему наваливаться на льдину и, продавливая, разламывать ее.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты