Пароходы на морях

На море паровая машина вначале прививалась очень туго. Тяжелая и громоздкая, она поглощала слишком много дров и при дальнем рейсе требовала столько топлива, что в трюмах уже не оставалось места для полезного груза.

Только в тридцатых годах прошлого века начались регулярные рейсы на Балтийском и Черном морях. В газетах за 1835 год можно прочесть сообщения о прибытии пароходов из-за границы.

Очень долго пароходы строили из дерева. Это были колесные со вспомогательной парусной оснасткой паро-парусные суда. Паруса не сразу исчезли. По мере увеличения размеров и скоростей пароходов они делались всё меньше и стали служить только в помощь машине.

«Дикою, грозною ласкою полны,

Бьют в наш корабль средиземные волны.

Вот над кормою встал капитан:

Взвизгнул свисток его. Братствуя с паром,

Ветру наш парус раздался недаром:

Пенясь, глубоко вздохнул океан!

Мчимся. Колеса могучей машины

Роют волнистое лоно пучины.

 Парус надулся. Берег исчез.

Наедине мы с морскими волнами;

Только что чайка вьется над нами,

Белая, рея меж волн и небес…»

Это стихотворение поэта Баратынского, написанное в 1841 году, великолепно показывает нам внешний вид корабля того времени, на котором пар и парус работали еще бок о бок.

Пароход поплыл. Но снаружи судно это мало походило на такие пароходные корабли, которые мы привыкли видеть теперь на наших морях.

Главным отличием были, конечно, огромные гребные колеса — тяжелые сооружения, расположенные по обоим бортам и придававшие всему судну неуклюжий, неповоротливый вид.

Не было той стремительной струи пены, вырывающейся из-под кормы, к которой привык наш глаз. Ее заменяли два бурливых потока, отбрасываемые плицами колес.

На ходу паровой корабль производил своеобразный шум, напоминавший шум небольшого водопада или работающей на полный ход водяной мельницы. Теперь мы не слышим ничего подобного во время наших морских странствований. Колеса прежних больших океанских судов достигали колоссальных размеров; захватываемая их лопастями вода, падая с большой высоты, плескалась и ревела. На волне нередко одно из колес повисало в воздухе, бешено вращаясь, и зрителей-пассажиров охватывал вполне понятный трепет.

Недаром поэты того времени описывают пароход такими словами, которые никак не пришли бы в голову нам;

«Злой дельфин! Ты просишь ходу!

Ноздри пышут, пар валит,

Сердце мощное кипит,

Лапы с шумом роют воду…»

(А. Фет. «Пароход»)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты