НЕМНОГО ТЕОРИИ

Великолепный тихий вечер лета. Вы прогуливаетесь по песчаной дорожке, возле празднично разубранной пристани.

Море — или, быть может, река, или озеро — спокойно. Его поверхность зеркальна. Стоит полная тишь. И в это время в розовом свете вечера по гладкому зеркалу воды к украшенной флагами набережной плавно и спокойно подходит корабль — пассажирское большое судно.

На палубе играет оркестр. Разряженные люди толпятся вдоль бортов. Встречающие машут платками. «Какая величественная тишина! — невольно думается вам. — Какая разница с железнодорожным поездом! Тот прилетает в грохоте и лязге; чувствуется, что каждый оборот колес тяжко давит на стыки. Шпалы прогибаются; стрелки прыгают и вздрагивают. Сотрясаются дебаркадеры, визжат тормоза,..»

А здесь могучий нос без всякого усилия разрезает покорную влагу. Ласковые струи вкрадчиво обтекают крашеный борт. Судно не столько идет, сколько само как бы «течет» по воде. Не чувствуется ни малейшего усилия, никакого напряжения, ни тяжести, ни борьбы со стихиями. Да так оно, конечно, и есть. Железо — с одной стороны, вода, жидкость — с другой. О каком же сопротивлении может быть тут речь?

Трудно даже себе представить, насколько эта «видимость» противоположна действительной картине движения судна по воде.

Представим себе ясно, почему любое судно, большое или малое, плывет и не тонет. На первый взгляд кажется, что просто такова его «способность», что для этого не нужно никаких усилий ни воде, ни кораблю.

Но возьмите и попробуйте, сидя в нагруженной лодке, пробить отверстие в ее днище. «Покорная вода», точно вырвавшись из оков, бурной струей ринется внутрь вашего суденышка. Она начнет «бить» фонтаном. И фонтан этот будет тем выше, чем больше весит, чем тяжелее вдавливается в воду ваша лодка.

Если произойдет несчастный случай с днищем современного линкора,— струя рвущейся внутрь судна воды будет столь мощной, что поломает внутренние переборки, изувечит людей. Ведь она создана большой глубиной погружения днища корабля: при осадке в десять метров вода давит на корпус с силою в 1 килограмм на каждый квадратный сантиметр.

Возьмите в руки два обыкновенных ведра — целое и дырявое. Погружая целое ведро дном вперед в воду пруда, вы почувствуете, что она, раздаваясь, противодействует, сопротивляется вам. Большое ведро или бочонок вам, вероятно, так и не удастся утопить: сопротивление воды достаточно мощно.

Зато вдавливая в воду ведро с небольшим отверстием во дне, вы увидите точно то, о чем мы говорили: из дыры будет бить кверху фонтанчик тем более сильный, чем большее давление вы будете оказывать на воду, через ведро.

Такой фонтанчик-струя показывает, что когда лежащее на воде тело давит на нее, то и она в свою очередь давит на это тело в противоположном направлении. Мы хорошо знаем, с какой силой она это делает. Тысячелетия назад Архимед установил: давление воды на погруженное в нее тело равно весу воды, вытесненной этим телом.

Ведро вытесняет, когда вы пытаетесь засунуть его дном на глубину, воды немного, но и то давление ее очень ощутимо.

Но представьте себе, с какой силой давит вверх та огромная масса жидкости, которую вытесняет гигантский корпус погруженного в нее до ватерлинии корабля! Эту силу кораблестроители именуют силой плавучести.

Корабль соскользнул со стапеля в море. Он погружался в воду до тех пор, пока не вытеснил такой объем воды, который весит ровно столько, сколько сам корабль. Обе эти противоположные силы уравновесились. Если бы вдруг возрос вес судна, оно сейчас же погрузилось бы еще немного. Если бы почему-то увеличился объем корпуса ниже ватерлинии, корабль хоть чуть-чуть, но всплыл бы выше.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты