Как действуют самолеты авианосцев?

На этот вопрос всего полнее может ответить позорнейшая для американского флота и армии история, разыгравшаяся в самом центре Тихого океана.

Рано утром 7 декабря 1941 года эскадренный миноносец «Уард» крейсировал у входа в гавань Пёрл  Харбор. Океан был спокоен; поэтому появление перископа неизвестной подводной лодки было сразу же замечено командиром эсминца— Аутербриджем. Это было чрезвычайное происшествие в запрещенной зоне, на пороге главной военно-морской базы США в Тихом океане. Командир без колебаний скомандовал боевую тревогу. Немедленно был открыт огонь. Перископ исчез после второго выстрела, и на поверхности моря стало расплываться масло. Всплыли обломки. «Уард» довершил очевидное уничтожение подводной лодки глубинными бомбами.

Итак, первый выстрел в войне между странами, разделенными величайшим из океанов земли, был сделан более чем за час до того, как японцы совершили свое вероломное нападение на Пёрл  Харбор. Это мало кому известно.

Аутербридж поспешил донести по радио о случившемся в штаб флота. Однако его сообщение не вызвало особой тревоги. Американская военно-морская разведка имела точные сведения, что японский флот продолжает пребывать на своих далеких базах, по ту сторону океана. Приказ № 1 А о немедленном введении всеобщей обороны Гавайских островов, с несением 25-мильного прибрежного патруля и 700-мильной воздушной разведки во все стороны, не был отдан.

Между тем в тот момент, когда эсминец «Уард» топил неизвестную подводную лодку у самого берега, другое предупреждение — срочное правительственное сообщение передавалось с востока на запад. «Соединенные Штаты, — говорилось в нем, — каждую минуту ожидают разрыва дипломатических отношений с Японией. Примите все меры безопасности».

Секретная телеграмма эта была послана из Вашингтона в полночь по-тамошнему или в 6.30 утра по гавайскому времени. Но как скоро ни мчалась по проводам эта депеша, она достигла командующего флотом не тогда, когда было нужно. Она запоздала, и тысячи моряков погибли, прежде чем расшифрованная телеграмма могла быть прочитана.

И всё-таки, даже после того, как была допущена небрежность с донесением «Уарда», оставалось время для необходимых приготовлений. Избежать ужасной катастрофы было еще возможно. Штабом флота было получено еще одно предупреждение, последнее, о приближавшемся враге. Оно было вовсе необычным по тому времени.

Инженер Локард еще до рассвета включил радиолокатор, установленный на холме, над Пёрл  Харбором. Это был первый присланный из США совершенно новый аппарат, с помощью которого можно, как уверяли, замечать на расстоянии свыше сотни миль даже такие предметы, как самолет или торпедный катер. Локард учился работать с ним. Около семи часов утра радиолокатор был выключен, но через несколько минут Локард снова запустил его для тренировки явившегося радиста. В следующий миг он испустил возглас изумления и тревоги: множество отдельных вспышечек танцевали на экране радиолокатора, приближаясь медленно к центру его с разных сторон.

«Что за странность? Туча самолетов на расстоянии ста тридцати двух миль от нас!» — Локард быстро определил главные направления движения «зайчиков» и бросился к телефону.

«Молния! Самолеты! В 130 милях от нас! Они приближаются сюда в необычном направлении!»

Такое сообщение взволнованного радиоинженера спокойно выслушал молодой лейтенант, дежурный в ту ночь по морскому штабу.

Не было еще 7.20 утра. Приближавшиеся к острову Оаху самолеты находились еще в 35 минутах пути. Имелось еще время, чтобы проиграть боевую тревогу на острове, поднять в воздух и отправить навстречу врагу истребители, стоявшие на аэродромах Уилер, Хикам, Род Айленд.

Но морской штаб имел собственную информацию: по его сведениям, утром ожидалось прибытие новых бомбардировщиков с континента для пополнения военно-воздушных сил, защищающих Пёрл  Харбор. А кроме того, — откуда шла эта весть? Какой-то инженер… никем не испытанный прибор! Глупости!

Дежурные офицеры поговорили о причудах современной техники… и никого не известили о приближавшихся самолетах. Они, по-видимому, не обратили внимания на то, что взволновало Локарда, на «необычные направления» полета замеченных им машин. Так как был потерян последний шанс на предотвращение надвигавшейся трагедии, теперь уже ничего нельзя было изменить. Прошло полчаса, и над Оаху нависли японские самолеты, несущие с собой разрушение и смерть.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты