К-21

Подводная лодка «К-21» под командованием капитана III ранга Лунина в начале июля 1942 года вышла на «свободную охоту» из наших северных баз.

Много долгих часов продолжалось рыскание в этих суровых широтах.

Стоял разгар лета, солнце почти круглые сутки светило ярко, и, когда бы Лунин ни всплывал «под перископ», перед его глазами одинаково убегали от объектива или набегали на него бесконечные ряды волн, одинаково ослепительно сияла солнечная дорожка, одинаково пустынно было неоглядное море — отсюда до границ полярных льдов… до Новой Земли, до Гренландии…

Вражеские суда не показывались на горизонте. Берега северной Норвегии остались далеко позади. Но всё же каждую минуту могло возникнуть в светлом поле перископа «нечто», и акустик ни на миг не снимал своих наушников.

5 июля в воскресенье, вскоре после обеда, лодка легла на курс W. Внезапно после многочасовой тишины море заговорило.

Сначала где-то там, далеко-далеко, впереди по носу лодки зародился невнятный шум, странный надоедливый гул, неотвязный и еле слышный, как нытье комара…

Потом звук определился, сгустился… Нет, это не пение подводных сирен, не звон далеких колоколов какого-нибудь маяка. Это на бешеной скорости крутятся в соленой воде Северного Ледовитого океана корабельные винты… и не одного корабля, и не малых кораблей…

Командир, выслушав доклад, всплыл поближе к поверхности. Приподняв над гребнями волн хрустали своего дальнозоркого ока, «К-21» огляделась. Нигде никого…

Однако, как только лодка ушла на глубину, те же звуки снова ворвались через акустические приборы в плотно прижатые наушники. Нет, безусловно, это были корабли; несколько кораблей и почти наверняка — вражеских; по всем наличным данным, английских судов в этом районе быть не могло. Их надлежало искать значительно дальше к северу.

Чутко вслушиваясь в биение далеких стальных сердец, лодка «К-21» двинулась навстречу возможному противнику. Много раз пришлось ей всплывать под перископ и внимательно оглядывать окрестные пространства. Много раз, не обнаружив ничего, она снова погружалась на крейсерскую глубину: журнал боевых действий содержит в себе запись о 15 таких подъемах и спусках.

Наконец, в шестом часу вечера, прижав еще раз глаз к окуляру, Лунин вздрогнул: «Да! Вот!»

На стальном фоне не очень спокойного моря перед ним виднелся узкий и хищный силуэт немецкого миноносца. Явно конвоируя кого-то, он шел контракурсом по отношению к «К-21» на северо-восток.

Еще погружение, еще подъем… Опять и опять!.. Снова и снова. И вот подводная лодка уже в центре целой вражеской армады. Теперь опытному подводнику, отличному грамотному моряку Лунину всё ясно… Точнее, — почти всё.

Перед ним среди пенистых гребней приполярного хмурого моря огромный корпус вражеского линкора.

Насколько можно судить, это редкая добыча: линейный корабль типа «Бисмарка», потопленного год и месяц назад англичанами, колоссальная плавучая крепость с 380-миллиметровыми орудиями на борту, со скоростью хода, достигающей тридцати узлов. Значит, это «Тирпиц», родной брат «Бисмарка» — громадина в 45 000 тонн, из металла которого можно наделать больше полсотни таких лодок, как наша «К-21».

Откуда он взялся здесь? Куда идет? Прячась от ударов авиации, флагман фашистского флота давно уже забился в Альтен-Фиорд — в узкий залив, укрытую базу на крайнем севере Норвегии. Известно было, что он отстаивается там, окруженный со всех сторон сетями камуфляжа, батальонами охраны, дозорами гестаповцев, минными заграждениями и бонами. Много месяцев он не поднимал якорей. И если он теперь тронулся с места, — это означало многое.

Очевидно, немецкий флот решился на операцию крупного масштаба: по мелочам громадиной не стали бы рисковать.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты