«ГОСПОДИН ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД»

Так шли дела на южных морских рубежах нашей родины. Но судоходство имеет свою историю и на ее далеком Севере.

Сведения о плаваниях руссов по Балтийскому (то есть «Белому»: ведь слово «балтас» на литовском языке значит «белый») морю восходят к очень древним временам; давным-давно были по южному берегу этого моря разбросаны и поселения братских славянских племен. Известно, что корабли, которые водил по хмурым водам Балтики «господин великий Новгород», вызывали всеобщее удивление сложностью своей по-стройки, с «чердаками», богатством отделки, пышной резьбой на носу и на корме.

На острове Готланд, в древнем Висбю, новгородцы имели свой «гостиный двор». Их суда с товарами плавали в Данию. В скандинавских языках и по сей день живет немалое количество различных слов и выражений, занесенных сюда русскими людьми из русского славянского языка, Даже такие важные слова, как «гость» («гаст»), «торг» и другие окалываются общими у этих народов.

Новгородская «вольница» не только торговала с соседями. Нередкими были на известных ей морях и боевые стычки.

Около 1200 года шведские корсары долго тревожили караваны новгородских судов. Наконец, соединившись с дружественными карелами и эстами, русские переплыли море, ворвались в озеро Мелар и разорили тогдашнюю столицу Скандинавии — Сигтуну. Нынешний Стокгольм построен поблизости от развалин древней Сигтуны, а в новгородском соборе св. Софии и сегодня вы можете видеть медные городские ворота этого города: они были доставлены сюда в качестве военной добычи…

Своеобразным путем текла жизнь потомков древних «ушкуйников» — новгородцев, поморов Беломорья и Кольского полуострова. На протяжении веков они оставались непревзойденными по смелости мореплавателями по Арктике.

Девять веков назад поморы били тюленя, кита, были как у себя дома и в Белом море и в Баренцовом, и задолго до западноевропейских моряков побывали на «батюшке Груманте», как тогда называли русские Шпицберген.

Смелые и способные, они со временем достигли высокого искусства строить морские корабли. Они опередили в судостроении все другие северные народы. Об этом говорит старинная летопись «Житие Варлаама Керетского»: «… но и род его хожаше в варяги, доспеваше им суда на ту их потребу морскую, и тому судовому художеству дружелюбно уча« ше». Так в XV веке русские люди плавали в Норвегию, продавали там свои суда и охотно обучали скандинавов кораблестроению.

Это подтверждается и скандинавскими летописями, в которых говорится, что Магнус — сын норвежского короля Олава — ездил в Холмогардию (Холмогоры) учиться строить корабли у наших предков.

Русские мореходы, в отличие от скандинавских, в большинстве захватчиков и пиратов, обычно совершали свои плавания в мирных целях. Отправляясь в далекие морские походы, они стойко выносили всяческие лишения, голод и болезни, упорно боролись с суровой природой Севера. Отважные поморы стремились не только найти новые богатые промыслы зверя, но и открыть «неведанные землицы».

Савва Лошкин первым обогнул Новую Землю. В XVI веке наши прадеды плавали из Белого моря к устьям сибирских рек и сто лет спустя достигли Лены и Колымы.

В 1648 году Попов и Дежнев сделали открытие мирового значения: установили, что Азия и Северная Америка разделены проливом. Факт этот признан всеми. Следует, говоря о нем, не забывать одного: на тех судах, которыми пользовались великие мореплаватели нашего прошлого, не было ни одной заклепки, ни единого бревна иноземного. Они были «исхитрены» и сооружены русскими людьми, из русских материалов и по русскому образцу.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты